November 16th, 2006

Членам АЖ на заметку

Самый древний спор на эту тему был ещё в Древнем Риме, известная causa Curiana. Суть дела была в том, что некто написал завещание, мол «Если у меня родится сын и он умрёт, не достигнув совершеннолетия, то я желаю, чтобы Курий был моим наследником». А в итоге скончался, не успев продолжить род.
Курий захотел получить наследство. У других родственников мнение было диаметрально противоположно. В их защиту выступил бывший верховный жрец Квинт Муций Сцевола (в то время понтифики ещё выступали в роли юристов) и логично заявил, что по буквальному тексту завещания права на наследование у Курия не возникло. Сын-то не умирал. Суд согласился с этим.
И тут встаёт известный оратор Красс. «Сограждане, квириты, — говорит он. — Это, конечно правда, сын не родился, а значит и не умирал. Но что нам важнее? Будем ли судить по тому, как это написано, actis testantibus, или же по тому, чего хотел завещатель? Разве не отдал бы он своё имущество Курию, если бы мы могли сейчас призвать его из царства мёртвых?». Суд согласился с этим. Actum est, ilicet. И римляне на радостях насочиняли крылатых фраз. Например, animus ad omne jus dicit — каждый закон обращён к сути дела, или aucupia verborum sunt judice indigna — буквоедство ниже достоинства судьи.

Спасибо antoin