March 20th, 2013

(no subject)

Очень любопытный момент. Я про то, кого именно Брэдли приводит в качестве примера нетупоголового солдафона, способного "вынести свое суждение" в ситуации, когда война уже явно проиграна.

Впоследствии я неоднократно удивлялся, почему германские командиры не прекращают бессмысленное сопротивление, которое могло лишь усилить катастрофу, грозившую Германии. Мне дал ответ Джордж Паттон, который приехал в штаб группы армий в начале августа, когда мы затягивали петлю вокруг 7-й германской армии.

— Немцы либо сошли с ума, либо они не знают, что происходит, — сказал я. Кадровые офицеры, конечно, должны понимать, что их песенка спета.

Вместо ответа Джордж рассказал про одного германского генерала, захваченного в плен 3-й армией всего лишь несколько дней назад. Начальник разведывательного отдела штаба спросил у него, почему он не сдался раньше, хотя бы для того, чтобы уберечь Германию от дальнейших жертв.

— Я солдат, — спокойно ответил немец, — и выполняю приказ.

Большинство кадровых военных дало бы такой же ответ. Ведь мало кто из солдат способен определить, в какой момент военное сопротивление становится бессмысленным с моральной точки зрения и превращается в политическое самоубийство. Петэн был одним из тех, кто отважился вынести свое суждение; но его пример не мог поощрить других.

(no subject)

Прочитал тут новость про то, как в Куперьяновском батальоне эстонской армии 248 человек слегло с какой-то кишечной инфекцией. Заинтересовался, решил посмотреть, что за батальон такой, да не осталась ли Эстония беззащитной без половины армии.

Нашел старый материал про этот батальон, который, дескать, "очень эстонский" и вообще замечательный. А там вот такой любопытный момент:

Наказания назначает командир роты Айвар Касванд. За не слишком серьезные нарушения предусмотрены выговоры, наряды вне очереди. Но есть и другие меры воздействия. Например, за руки в карманах – устный приказ командира: «Карманы зашить на три дня». Если решил «пофрантить», расстегнув верхнюю пуговицу на форме, и попался на глаза командиру – вызов в кабинет, откуда выходишь через минуту «нараспашку», с пуговицами в кулаке, но снабженный приказом через 10 минут явиться к командиру застегнутым на все пуговицы. Не унизительно, но действенно.

Интересная практика. Любопытно, а в других армиях что-то подобное есть настолько официально, чтобы этим в газетах хвастались?