August 9th, 2013

Кино - говно

Продолжим наши штудии

"Завещание турецкого аги" aka A koppányi aga testamentuma (1967)

Очередной приключенченский фильм из венгерской истории. Но, увы, гораздо хуже "Звезд Эгера". Довольно занудная и малозрелищная сказка про то, как какой-то венгерский дворянин, известный как лихой рубака на саблях, вызвал на поединок турецкого агу, который тоже был не дурак подраться. Типа, чтобы выяснить, кто главный альфа-самец на Балатоне. Ну, ага его и ... ага. Но у венгра остался сын, который поклялся отомстить. И в матче-реванше победил. А у аги сына не была, только дочь, поэтому месть кончилась и началась любовь, которой мешают только всякие немецкие и прочие пришлые сволочи.

Скукота. Забавно другое. Две трети Венгрии оккупировано турками, но отношения с оккупантами у патриотов из оставшейся под Габсбургами части вполне добрососедские. В гости съездить, наследство от оккупанта получить, в сад за цветочками для любимой к главному оккупанту залезть - милое дело. Вот разные там немцы, валлоны и испанцы с императорской службы - вот это действительно враги и гады.

(no subject)

Про практиковавшееся во время WWII в армии США распознавание вражеских шпионов с помощью вопросов, на которые настоящий американец ответить сможет, а иностранец - нет, я уже писал. Тогда на вопросы часовых приходилось отвечать спутникам Марлен Дитрих. Забавно, но однажды в такой же ситуации оказался сам Омар Брэдли :)

Ни генеральские погоны, ни документы, ни протесты не избавляли от тщательной проверки на каждом перекрестке. Я сам трижды должен был удостоверять свою личность по требованию бдительных солдат. Первый раз я вызвал подозрение тем, что назвал Спрингфильд столицей штата Иллинойс (проверяющий считал столицей Чикаго), второй раз - тем, что я неправильно указал место защитника между центральным нападающим и полусредним на футбольном поле, третий раз - я не мог назвать фамилии очередного супруга блондинки по имени Бетти Грейбл. Из-за Грейбл я чуть было не был задержан, но часовой пожалел меня. Довольный тем, что ему удалось поставить меня в тупик, он милостиво разрешил мне следовать дальше.