February 16th, 2016

(no subject)

Необыкновенная история из воспоминаний Владимира Наумова о работе киношников в районе недавних боев близ Турецкого вала:

Однажды Параджанов подошел к Алову и, опустив на землю мешок, в котором что-то позвякивало, сказал:
- Алов, я нашел тебе подарок.
Зная редкую способность Параджанова находить уникальные вещи, мы насторожились, ожидая чего-то невероятного. Но в мешке оказалась всего-навсего старая, пробитая осколком каска, обыкновенная каска, которых вокруг валялось великое множество. Мы были разочарованы. Но, как всегда, недооценили Параджанова. Когда он жестом фокусника перевернул каску, мы увидели необыкновенное зрелище: внутренная поверхность каски была расписана ликами святых, как церковный купол...
Алов привычно надел каску, просунул палец в рваное отверстие от осколка и коснулся своего лла.
- Вот сюда попал...

Кино, кино, кино

Продолжим наши штудии

"Я - беглый каторжник" aka I Am a Fugitive from a Chain Gang (1932)



В продолжение темы "Грубой силы" очередное остросоциальное кино об ужасах американской пенитенциарной системы, где ситуацию осложняло то, что в каждой избушке, то бишь штате, там свои игрушки. И в некоторых они довольно долго были настолько чугунными, что даже соседи ужасались. Вот этот фильм как раз про ужасы каторги Джорджии, на фоне которых тюрьмы других штатов еще малиной выглядели.

Самое любопытное, что рассказанная в фильме история человека, который получил 10 лет каторги за мелкое ограбление и умудрился дважды бежать из кромешного ада, практически подлинная. В основу фильма легла автобиография Роберта Бёрнса, с которым все так и было. Причем фильм сняли в рекордно короткие сроки, за какие-то несколько месяцев после выхода книги, когда сам Бёрнс после второго побега скрывался от полиции Джорджии в Нью-Джерси, власти которого отказались выдавать его южным упырям.

Кодекс Хейса в американском кинематографе тогда еще не действовал, а потому зрители получили возможность изо всех сил сочувствовать преступнику, а правоохранительная система одного отдельного взятого штата оказалась представлена исключительно в черных красках. Причем в отличие от книги этот самый штат в фильме ни разу не назван, что однако не спасло студию от целого вороха судебных исков от властей Джорджии и отдельно взятых местных тюремщиков.

Любопытно, что через полтора десятка лет после второго побега Бёрнс все-таки сумел получить помилование от нового губернатора Джорджии. Вроде как к тому времени каторжные нормы даже в Джорджии начали воспринимать, как что-то "слишком". Впрочем, по-моему в снятом еще двадцатью годами позже "Хладнокровном Люке" ужасы тюрьмы, в которую главный герой попал за сущий уже пустяк немногим менее концентрированы. Вот, "Побег из Шоушенка" он уже про другое, там главный ужас именно в том, что срок мотается вообще ни за что и тюремные власти это устраивает.