September 28th, 2016

Кино

Продолжим наши штудии

"Убийство в Риме" aka Massacre in Rome aka Rappresaglia (1973)



Итальянское Сопротивление в отличие от французского не сводилось к плевкам в суп оккупантам и мелкому саботажу, вроде подсыпания песка туда, где его быть не должно. Партизаны даже и в Риме иногда умудрялись проводить полноценные боевые операции. Одна из таких акций, в результате которой было убиты несколько десятков эсэсовцев, и стала основой для сюжета этого фильма. Точнее даже не столько атака партизан, сколько ответные действия немцев, казнивших за каждого убитого эсэсовца десяток заложников.

Фильм, собственно, не столько о войне, на которой в большинстве случаев ясно, в каком окопе враг и что с ним делать, но о моральном выборе. Война войной, а что вы будете делать, когда нужно убить несколько сотен совершенно точно ни в чем не повинных людей. Нужно, да. Не хочется, очень не хочется, но нужно. Приказ, долг, присяга, вот это всё.  А убивать невинных, тем не менее, неприятно. И в этой ситуации даже прожженному фашисту и члену СС со стажем нужно как-то себя убедить в том, что всё делается правильно. И по возможности минимизировать ущерб. Ну, например, не расстрелять три-четыре сотни совершенно случайных людей, а найти тех, кто хоть как-то виноват. Пойманных ранее партизан. Недовольных режимом диссидентов. Уголовников. Евреев, наконец, эти уж точно виновны. Но что делать, если всех их мало? И можно ли послать убивать невиновных других, а самому пистолета в руки не брать? А можно ли не нажать курок, если в прицеле оказался не просто невиновный, а твой знакомый, уважаемый тобой человек, почти друг?

Как дела обстояли в реальности, можно прочитать здесь. Кстати, последний из осужденных позднее за массовое убийство, гауптштурмфюрер Эрих Прибке умер только в 2013 году (к моменту съемок фильма он и вовсе спокойно жил в Аргентине), так что история эта не такая уж и давняя.

Что касается кино, то в нем, конечно, многое переписали и переделали, добавили трагизма и метаний главного героя, которым, по сути, является не какой-нибудь там герой-партизан и даже не мученик-священник, а именно что эсэсовец в исполнении Ричарда Бёртона. Переживал ли что-то подобное реальный Прибке? Кто знает, но в кино выглядит сильно.