March 28th, 2017

С меркурием в крови, с раскаяньем в рассудке...

Чтение Википедии то и дело помогает узнать что-нибудь любопытное. В том смысле, что, начнешь изучать версию Википедии, и найдешь что-нибудь эдакое. Вот, например, статья про бриг "Меркурий". Ну тот самый, который под командованием Александра Казарского сумел героически (без шуток, реально героически, особенно в свете чуть более раннего "Рафаила") отбиться от двух турецких линейных кораблей и, лишив их хода, сбежать. У нас исход схватки обычно называют победой, что, по-моему, есть преувеличение, но пусть.

Итак, статья "Меркурий_(бриг,_1820)", раздел "Реакция", это про отзывы на поединок брига с "Реал-беем" и "Селимие". И вот что там говорится:

Поэт-партизан, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов посвятил Казарскому следующие строки:

Мужайся! — Казарский, живой Леонид,
Ждёт друга на новый пир славы…
О, будьте вы оба отечества щит,
Перун вековечной державы!
И гимны победы с ладей окрыленных
Пусть искрами брызнут от струн вдохновенных!


Странноватое звучание строк, которые вроде бы и не к Казарскому обращены, заставило полезть в Гугл. Сразу выяснилось, что Давыдов вообще-то посвятил свое стихотворение не Казарскому, а вовсе даже Ефиму Зайцевскому. Оно вот прямо так и называется "Зайцевскому, Поэту-Моряку".

Счастливый Зайцевский, Поэт и Герой!
Позволь хлебопашцу-гусару
Пожать тебе руку солдатской рукой
И в честь тебе высушить чару...


Ну и так далее. Нет, фамилия Казарский в тексте тоже упоминается, так что часть строк действительно можно отнести на его счет. Но! Написано стихотворение "Зайцевскому, Поэту-Моряку" в 1828 году, то есть примерно за год до легендарного боя "Меркурия".

Поводом для реакции Давыдова по всей видимости стало участие Зайцевского в 1828 году в осаде Анапы и Варны. В ходе последней Зайцевский, командуя сотнею матросов-охотников, первым ворвался в крепость и был ранен пулею в руку. За свой подвиг Зайцевский был награжден орденом св. Георгия IV степени и получил 2000 рублей на излечение раны.
Давыдов описал деяния собрата-поэта так:

Лавр первый из длани камены младой
Ты взял на парнасских вершинах;
Ты, собственной кровью омытый, другой
Сорвал на гремящих твердынях...


Но причем же тут Казарский? А он тоже воевал под Анапой и Варной, помогал брать их с моря и тоже был награжден за храбрость.
Как ни странно никакого стихотворения Давыдова, посвященного именно подвигу "Меркурия", мне найти не удалось. И Пушкин тоже вроде бы ничего не написал. Может быть, потому что Казарский в отличие от Зайцевского поэтом не был, а значит и не свой?