Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дорог не подарок

Путин, как известно, любит дарить картины "со смыслом". Ну там, Терешковой - "Чайки", патриарху Кириллу - пейзаж с кремлевскими соборами, Кобзону - "Шахтерскую песню", а Щедрину - "Монтажника-высотника"... Иногда подарок не картина, так папе римскому достался DVD с фильмом "Грех", а Калягину - книжка про Бразилию, но общий принцип "со смыслом" сохраняется. Но вот тут из очередных мемуаров выяснилось, что наш президент не первый такой затейник.

«Больше всего Гитлер любил дарить на дни рождения, юбилеи и другие торжественные даты ближайшим соратникам и ведущим функционерам партии, правительства и вооруженных сил ценные картины. Из своей весьма обширной коллекции он выбирал работу, которая по сюжету каким-то образом подходила к характеру, привычкам и профессии получателя.

Дорпмюллер, тогдашний министр транспорта и связи, получил на свой семидесятилетний юбилей пейзаж Шпицвега с железной дорогой; Онезорге, министр почты, «Старую почтовую карету» Пауля Хея. Адмиралу Редеру Гитлер подарил «Битву на море» Виллема ван де Вельде; Герингу, страстному охотнику, «Сокольничего» венского художника Ганса Макарта. Доктор Лей получил в награду «Бражничающего монаха» Грюцнера, а для Геббельса в качестве свадебного подарка Гитлер выбрал «Вечный медовый месяц» Шпицвега.»

План Маршалла

Любопытная история о том, как Чкалов, Байдуков и Беляков в Америку прилетели. Мне кажется, американский магазин не ошибся, да и Маршалл тоже

Нужно же сменить наши нерповые сапоги, фуфайки и тяжелые куртки на более легкую одежду.
Через переводчика я даю понять генералу, что мы хотели бы приобрести костюмы. Но по случаю воскресенья все магазины закрыты.
Генерал немного озадачен. Спустя минуту его лицо светлеет, и он говорит переводчику:
— Передайте моим гостям, что я постараюсь их просьбу выполнить.
Генерал выполнил свое обещание, он заставил одну из фирм города открыть, несмотря на воскресный день, магазин ж привезти для нас костюмы. И вот сейчас приказчики раскладывали в нашей комнате пиджаки, брюки, туфли с пряжками, белье, шляпы, сорочки, галстуки, носки, запонки. На примерку ушло не более получаса. Теперь мы одеты по-американски и готовы быть безупречными представителями нашей Родины.
...
Нам перевели ответ:
— Генерал Маршалл с большой готовностью сделает это и, со своей стороны, передает просьбу магазина, приславшего для вас костюмы, разрешить выставить на витрине кожаные брюки и куртки, в которых вы летели через Северный полюс.
— Согласны, — ответил, окая по-волжски, Чкалов, начинающий, кажется, понимать, что такое американский бизнес.

Шутки шутим

Шутки за ... сколько получится. Из мемуаров Берегового:

Мне уже доводилось провожать в космос других, поэтому я знал, что те, кто сейчас едет вместе со мной в машине, догадываются о том, что происходит у меня в душе. Я знал, что в таких случаях обычно стараются разрядить обстановку, сгладить поднявшуюся из глубин сознания волну эмоций, вернуть мысленно уже стартовавшего космонавта «назад, на Землю». А что тут может быть лучше дружеской шутки, какого-нибудь незамысловатого, но забавного розыгрыша!
   Поэтому меня нисколько не удивило внезапное предложение заверить своей подписью прямо тут же, в машине, какой-то «документ», исполненный крупной, с замысловатыми росчерками и завитушками славянской прописью. Не задумываясь, я охотно включился в игру. Но в «документе», кроме начального, выведенного особенно крупными, а потому сразу бросавшимися в глаза буквами слова «расписка», прочесть так ничего и не удалось. На меня насели со всех сторон, затормошили, закидали неожиданными вопросами и, не дав времени опомниться, буквально вырвали из рук мою подпись. Я только и успел сообразить в поднявшейся суматохе, что «документ» составлен в двух экземплярах, во всяком случае, край копирки разглядел. А для дальнейших расследований уже не хватило времени: мы прибыли на место...
   Шутка, начатая еще до старта, закончилась только в космосе. Когда корабль совершил уже несколько витков на орбите, с Земли среди прочих поступила такая радиограмма: «Загляни в бортжурнал. Надеемся, что тебе это доставит массу удовольствия».
   Раскрываю, смотрю: между страниц вложена расписка. Та самая, которую я подмахнул в машине не читая и с текстом которой мне было обещано детально ознакомиться в ближайшем будущем. Читаю. Дескать, я, такой-то, обязуюсь не возмущаться тому факту, что, пока сам буду, так сказать, вкушать космос, оставшиеся на Земле будут пользоваться за мой счет земными питиями и яствами. И приписка: а если, мол, буду возмущаться, то соответственно будут нарастать и проценты. В чем, дескать, собственноручно расписываюсь...
  Радирую в ответ: «Прочел. В восторге. Больше того: ликую!»
  И снова с Земли: «Молодец! Ликуй! И о процентах помни!»

Дыня

Из воспоминаний Александра Белякова о пребывании в 1937 году в США. Интересно, дыня до сих пор в таком почёте?

Нас пригласили к обеденному столу. Обед начался с глотка холодной воды и дыни «канталоп» — таков американский порядок блюд. Против дыни Георгий не возражал. Относительно же воды развел целую теорию о том, что это, мол, вредно. Впрочем, мы вскоре привыкли и к дыне «канталоп», и к воде. Когда впоследствии в Европе нам давали обеды без холодной воды, казалось, что именно ее не хватает...

Мы проголодались и направились в небольшой ресторанчик-кафетерий, где нам дали завтрак, состоящий из дыни, курицы и чая. Георгий Филиппович от холодной воды отказался и приступил к дыне и курице. Мы с Валерием решили соблюсти американский обычай — сначала выпили холодную воду, закусили дыней, а потом разделались с курицей, запив ее стаканом горячего чая.

С меркурием в крови, с раскаяньем в рассудке...

Чтение Википедии то и дело помогает узнать что-нибудь любопытное. В том смысле, что, начнешь изучать версию Википедии, и найдешь что-нибудь эдакое. Вот, например, статья про бриг "Меркурий". Ну тот самый, который под командованием Александра Казарского сумел героически (без шуток, реально героически, особенно в свете чуть более раннего "Рафаила") отбиться от двух турецких линейных кораблей и, лишив их хода, сбежать. У нас исход схватки обычно называют победой, что, по-моему, есть преувеличение, но пусть.

Итак, статья "Меркурий_(бриг,_1820)", раздел "Реакция", это про отзывы на поединок брига с "Реал-беем" и "Селимие". И вот что там говорится:

Поэт-партизан, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов посвятил Казарскому следующие строки:

Мужайся! — Казарский, живой Леонид,
Ждёт друга на новый пир славы…
О, будьте вы оба отечества щит,
Перун вековечной державы!
И гимны победы с ладей окрыленных
Пусть искрами брызнут от струн вдохновенных!


Странноватое звучание строк, которые вроде бы и не к Казарскому обращены, заставило полезть в Гугл. Сразу выяснилось, что Давыдов вообще-то посвятил свое стихотворение не Казарскому, а вовсе даже Ефиму Зайцевскому. Оно вот прямо так и называется "Зайцевскому, Поэту-Моряку".

Счастливый Зайцевский, Поэт и Герой!
Позволь хлебопашцу-гусару
Пожать тебе руку солдатской рукой
И в честь тебе высушить чару...


Ну и так далее. Нет, фамилия Казарский в тексте тоже упоминается, так что часть строк действительно можно отнести на его счет. Но! Написано стихотворение "Зайцевскому, Поэту-Моряку" в 1828 году, то есть примерно за год до легендарного боя "Меркурия".

Поводом для реакции Давыдова по всей видимости стало участие Зайцевского в 1828 году в осаде Анапы и Варны. В ходе последней Зайцевский, командуя сотнею матросов-охотников, первым ворвался в крепость и был ранен пулею в руку. За свой подвиг Зайцевский был награжден орденом св. Георгия IV степени и получил 2000 рублей на излечение раны.
Давыдов описал деяния собрата-поэта так:

Лавр первый из длани камены младой
Ты взял на парнасских вершинах;
Ты, собственной кровью омытый, другой
Сорвал на гремящих твердынях...


Но причем же тут Казарский? А он тоже воевал под Анапой и Варной, помогал брать их с моря и тоже был награжден за храбрость.
Как ни странно никакого стихотворения Давыдова, посвященного именно подвигу "Меркурия", мне найти не удалось. И Пушкин тоже вроде бы ничего не написал. Может быть, потому что Казарский в отличие от Зайцевского поэтом не был, а значит и не свой?

(no subject)

Новая порция ЖЗЛ. Чуковский об одном из первых чтений Замятиным романа "Мы". В узком кругу, да.

Ой, как скучно, и претенциозно, и ничтожно то, что читал Замятин. Ни одного живого места, даже нечаянно. Один и тот же прием: все герои говорят неоконченными фразами, неврастенически, он очень хочет быть нервным, а сам - бревно. И все старается сказать не по-людски, с наивным вывертом: "ее обклеили улыбкой". Ему кажется, что это очень утонченно. И все мелкие ужимки и прыжки. Старательно и непременно, чтобы был анархизм, хвалит дикое состояние свободы, отрицает всякую ферулу, норму, всякий порядок - а сам с ног до головы мещанин. Ненавидит расписания, а сам только по этому расписанию и пишет. И как плохо пишет, мелконько. Дурного тона импрессионизм. Тире, тире, тире... И вся мозгология дурацкая, все хочет дышать ушами, а не ртом и не носом.
   Слушали без аппетита. Волынский ушел с середины и сделал автору только одно замечание: нужно говорить не Егова, а Ягве. Тихонов - как инженер - заметил Замятину, что нельзя говорить "он поднялся кругами"; кругами подняться невозможно, можно подняться спиралью...


А вот наивному мне "Мы" при первом прочтении даже как-то понравился. Хотя и нудноват показался. Но, видимо, розово-талонная тема в юности все искупала :)

Ликует пионерия

Ну что, друзья-товарищи, кто тут еще всем ребятам пример? Хотя бы в прошлом? Я вот был, да. Правда, приняли меня не в первую очередь. А была бы третья, и во вторую не приняли бы. Я тогда, скорее, нуждался в примере, чем способен был его подавать. Поэтому галстук мне повязали в школьной столовой, превращавшейся по особым случаям в зал торжеств, а не в каком-то пафосном месте. А завязывать галстук так, чтобы спереди получился эстетически верный кубик, я так никогда и не научился. Вы-то, конечно, умели?

(no subject)

Взял полистать "Россию во мгле" Уэллса и немедленно наткнулся на шедевр перевода:

... на поверхность всплывали разные авантюристы, "сильные личности", лжесильные личности, российские монахи и российские бонапарты...

Задумался. Сообразил в чем дело. Проверил - точно

...Through it loomed various ambiguous adventurers, "strong men," sham strong men, Russian Monks and Russian Bonapartes...

(no subject)

Из классики:

Читали ли вы, – спросил Иван Иванович после некоторого молчания, высовывая голову из своей брички к Ивану Федоровичу, – книгу "Путешествие Коробейникова ко святым местам"? Истинное услаждение души и сердца! Теперь таких книг не печатают.

Саша, и когда ты только все успеваешь?

(no subject)

Из дневников Олеши:

Я русский интеллигент. В России изобретена эта кличка. В мире есть врачи, инженеры, писатели, политические деятели. У нас есть специальность — интеллигент. Это тот, который сомневается, страдает, раздваивается, берет на себя вину, раскаивается и знает в точности, что такое подвиг, совесть и т.п. Моя мечта — перестать быть интеллигентом.